Иисус Навин 7:25
Весь народ в лице, конечно, своих представителей участвовал в наказании Ахана, потому что своим преступлением он навлек гнев Господа на весь народ. По закону на израильском народе лежала обязанность истреблять зло из среды своей через наказание виновных (Левит 20:1; 24:16; Второзаконие 17:7 и др.). Что вместе с Аханом были побиты камнями его сыновья и дочери, особо не сказано в библейском тексте; но это справедливо выводится из того, что они приведены были на место казни со всем имуществом отца (ст. 24), и из того, что после слов побили его, т. е. Ахана, все израильтяне камнями непосредственно следует: и сожгли их огнем и наметали на них камни; здесь местоимение их вместо его в предшествующих им словах относится, очевидно, к названным прежде сыновьям и дочерям Ахана, которые, следовательно, также побиты были камнями и затем преданы сожжению. А основанием для наказания детей вместе с отцом, который, собственно, совершил преступление, при существовании закона о наказании только за свое преступление (Второзаконие 24:16), служит то, что сыновья и дочери Ахана знали об этих похищенных из заклятого вещах, хранившихся в шатре, видели, когда отец зарывал их в землю. Это объяснение принадлежит древнехристианскому времени и высказано Прокопием Гасским. [Migne. Patrologia. S. gr. t. 87, p. 1017: τους δε προσηκοντας Αχαρ ως συνειδιτας απωλεσε - «и близких Ахара, как знавших, погубил».] У 70-ти по древнейшим спискам (Ватиканский, Александрийский и другие унциальные) последние слова 25-го стиха и сожгли их огнем и наметали на них камни не читались; в Гекзаплах Оригена греческий перевод этих слов отмечен астериском, указывающим на восполнение здесь греческого перевода; это дополнение, соответствующее еврейскому тексту, сохранилось в некоторых позднейших греческих списках, а из изданий - в Комплютенской Полиглотте, в которых читается: κατεκαυσαν αυτα εν πυρι και ελιθοβοησαν αυτους ενλιθοις [В Московской греческой Библии эти слова читаются, хотя в Александрийском списке их нет.] - «сожгли это в огне и побили их камнями». Этому дополненному чтению греческих стихов и следует славянский перевод с той особенностью, что «это» в нем заменено словом вся, что читается только в латинском переводе (et cuncta quae illius erant, igne consumpta sunt - «и все, что у него было, сожжено огнем»). Таким образом, несмотря на некоторые колебания в передаче данного места по спискам греческого перевода путем исправления последнего достигнуто согласие его с еврейским текстом.