3-я Царств 17:1
Внезапность появления пророка Илии (отмеченная и в словах И. Сираха: "восстал Илия пророк, как огонь, и слово его горело, как светильник. Он навел на них голод..." Сир 48:1-2) и отрывочность его первой речи Ахаву издавна подавали повод к предположению, что начало истории пророка Илии, как и начало обличительной речи его Ахаву, не сохранились в Библии. Талмуд даже делает попытку восполнить предполагаемый пробел [Здесь (Sanhedr. 113а) рассказывается, что порок Илия и Ахав вместе посетили Ахиила (см. 16:34) с целью утешить в потере сыновей; при этом пророк указал ему на исполнение на нем слова Иисуса Навина (Иисус Навин 6:25). На это Ахав возразил, что вот слово Иисуса Навина, ученика Моисея, cбылось, а грозное слово самого Моисея о ниспослании засухи и голода за идолослужение (Второзаконие 11:16-17) доселе не исполняется, хотя народ и служит идолам. На это пророк Илия и сказал: жив Господь и проч. (17:1)]. Однако нет надобности в таком предположении, так как именно внезапность появления характерна для пророка Илии (Сир 48:1-2), и внезапное появление пророка, дотоле скрытого в неизвестности, наиболее отвечало цели разительного вразумления без примерного нечестия Ахава. Имя Илия, евр. Элиагу, Элийа (70: 'Ηλιου, Ηλιας, Vulg. : Elias) означает: "мой Бог есть Иегова" и само собою указывает на призвание или задачу всей жизни пророка: проповедь и защита чистой религии Иеговы против культа Ваала (нет нужды, однако, предполагать с некоторыми толкователями, будто пророк сам принял это имя, выражающее идею его религиозного служения; скорее можно думать, что семья, в которой родился пророк, свято чтила Иегову, безусловно отрицала культ Ваала и исповедание своей веры выразила в имени будущего пророка). Обычный эпитет пророка Илии - "Фесвитянин" (3-я Царств 17:1; 21:17, 28; 4-я Царств 2:3, 8; 9:36) - от отечественного города пророка Фесвы. Положение города в Библии точно не определено, и толкователями указывается двояко. Одни отождествляют Фесву, родину пророка Илии, с Фисвою, Θισβη, "находящеюся по правую сторону Кидая Неффалимова в Галилее" (Тов 1:2), откуда выведан был в плен известный Товит (напр. К. Bahr в Lunge. Bibelwak. Th. 7: Die Bucher der Konige, 1868, s. 172). Однако более вероятно другое мнение, по которому Фесва - родина пророка, лежала в Галааде, близ Иордана, что подтверждается приложением (ст. 1 по евр. т. ): "из жителей (поселенцев тошаве) Галаадских" (Vulg. : de habilatoribus Galaad). LXX же, очевидно, выразили мысль о нахождении самого города Фесвы в Галааде, когда евр. миттошаве ("из жителей") гилеад передали: 'εκ Θεσβων (Θεσσεβων) της Γαλααδ. И. Флавий (Древн. 8, 13, 2) прямо говорит, что пророк Илия "явился из Галаадского города Фесбоны" (ср. Onomast. 517). Теперь сближают эту Фесву с el-istib - местностью, лежащей на 13 километров к северу от Яббока и известную под именем Mar-Eljas. Внезапно явившись в Самары, пророк Илия в краткой, но невыразимо сильной речи исповедует пред Ахавом веру свою в единого Иегову, а себя самого объявляет нарочитым служителем Его [По позднейшему Иудейскому преданию, пророк Илия был потомком целого ряда священников; самый город Фесва будто бы был священническим] и исполнителем Его велений, и во имя этой веры и этого признания клятвенно ("жив Господь!", хай - Иегова, ср. Руфь 3:13; 1-я Царств 14:39, 45) возвещает нечестивым царю и народу, поправшим завет Иеговы, тягчайшее для земледельческого народа бедствие засухи и неизбежного при ней голода: это было исполнением угрозы закона за отпадение Израиля от Иеговы (Левит 27:19 сл. ; Второзаконие 11:16 сл; 27:23 сл. ; ср. 3-я Царств 8:30), а вместе было и самым явным опровержением введенного в Израиле культа Ваала, в котором преимущественно олицетворялась и обоготворялась производительная сила природы: засуха и бесплодие страны было фактическим свидетельством бессилия идола. Продолжительность засухи пророк указывает неопределенно: "в сии годы" (не менее, однако, 3-х лет, как показывает мн. ч. шаним, ср. 18:1; по От Луки 4:25; Иакова 5:17 - 3 1/2 года), - ставя продолжительность наказания в зависимость от нового откровения через него в будущем, т. е., в сущности, от времени и степени раскаяния царя и народа. "Илия был пророк, первоверховный из пророков, пламенел божественною ревностью и сие изрек по действию Духа Божия. Почему и исполнилось им изреченное" (вопр. 51). Историк Менандр у И. Флавия (VIII, 13, 2) упоминает о засухе в течение года при тирском царе Итобаале; это подтверждает историчность повествования 3 Цар о засухе при Ахаве.