От Марка 14:66
(См. От Матфея 26, 69-75). - На дворе внизу. Ев. здесь противополагает двор верхним комнатам дворца первосвященника, в которых производился суд над Христом. Он, так сказать, заставляет своих читателей спуститься из этих комнат вниз, на двор. - И вышел вон на передний двор. Ев. Марк здесь точнее определяет место второго отречения, чем Матфей ("когда же он выходил за ворота" От Матфея 26, 71). Это было, так сказать, преддворие (το προαυλιων), окружавшее дом первосвященника снаружи. - Служанка, увидев его опять... По-видимому, ев. Марк говорит той же служанке, о которой говорил выше (66), тогда как Матфей прямо упоминает о "другой". Может быть, ев. Марк, по свойственному ему стремлению к краткости речи, не упомянул, что теперь выступила уже другая служанка. - Галилеянин - см. От Матфея 26, 73. - Клясться - точнее: проклинать (αναθεματιζειν). О лице или предмете проклятия ничего не сказано: важно, что Петр дошел до проклятий. - И начал плакать - точнее: и бросившись ниц, на землю лицом, плакал (επιβαλων εχλαιεν). Ответ Христа первосвященнику. Когда первосвященник спросил Христа, Мессия ли Он, Сын Бога, то Христос дал прямой утвердительный ответ: Я (εγω ειμι). Так ясно и прямо заявляет Христос о Своем высоком достоинстве только у евангелиста Марка, тогда как в Евангелии Матфея и Луки Он говорит: "ты говоришь" или: "вы говорите, что это Я". Новейшие критики поэтому не хотят признать подлинности этих слов Христовых у Марка, - он, говорят, только один так передает ответ Христа, а двое других синоптиков изрекают этот ответ согласно друг с другом. Христос - продолжают критики - и не мог объявить о Своем Мессианском и Богочеловеческом достоинстве, так как первосвященник и Он имели совершенно различные представления о Мессии. Далее указывают на то, что Христос тогда еще не стал истинным Мессией и царем иудеев - таким Он сделался после Своего прославления. Наконец, это заявление считают противоречащим прежнему молчанию Христа о Своем высоком достоинстве... Но все эти возражения не имеют доказательной силы. Во-первых, нет ни малейшего основания ослаблять значение авторитета Евангелия Марка пред двумя другими евангелистами, а, во-вторых, по мнению лучших знатоков греческого и еврейского языков, и те ответы, какие содержатся в Евангелиях Матфея и Луки, имеют также значение ответов утвердительных. Далее, Христос пришел к сознанию Своего высокого достоинства не после Воскресения, а имел это сознание уже давно: оно проявилось в Нем, когда Он был еще 12-тилетним отроком. И потом, если первосвященник усмотрел в ответе Христа богохульство, то значит и он также соединял с понятием о Мессии понятие о Нем, как о Сыне Божием. Наконец, неосновательно и то утверждение, будто бы в Евангелии Марка Христос везде изображается скрывающим Свое Мессианское достоинство: в этом Евангелии есть немало мест, в которых Христос является признающим Свое Мессианское достоинство.