Иезекииль 5:6
Кто должен бы быть учителем истины и благочестия, оказывается вождем всякого нечестия. Не говоря о постановлениях (слав.: “оправдания”, д. б. более важные, моральные законы) и уставах (слав. “законах”, д. б. обрядовых Божиих), Иерусалим не поступает и по “постановлениям” (не уставам) язычников, т. е. по предписаниям естественного закона совести (в XI:12 пророк Иезекииль наоборот упрекает иудеев за то, что они поступали по постановлениям окрестных язычников, но там очевидно разумеются постановления религиозно-обрядовые, посему то место не противоречит настоящему и нет надобности для устранения этого противоречия вычеркивать здесь “не”, которого впрочем и не имеют несколько еврейских рукописей (Пешито). т.о. настоящее место является “догматическим предвосхищением учения Апостола Павла о нравственном естественном законе у язычников в К Римлянам 2:14 и д., будучи в тоже время дальнейшим развитием таких же мыслей Амос 3:9 (Египет и филистимляне имеют свое нравственное суждение, которым осуждается поведение Израиля); 1:3-2:3 (язычники ответственны за свои грехи); к нравственному суждению язычников апеллирует и Иеремия 18:3; 6:18 и д.; ср. Иез III:6; впрочем мысль об откровении Божием всему человечеству, даже завет с ним высказана уже в Бытие 9:4-17; ср. из позднейшего времени, так называемые, “Ноевы заповеди” (Бертолет).