Иезекииль 20:25
“И попустил (слав. точнее: “дах”) им учреждения недобрые…” понимают двояко. Одни под этими учреждениями разумеют учреждения языческие, идолопоклоннические обряды; и такое понимание подтверждается, по-видимому, контекстом, потому что в 26 ст. приводится как будто и пример таких недобрых учреждений - человеческие жертвоприношения. Но другие едва ли с меньшим основанием разумеют под этими “недобрыми учреждениями” предписания обрядового закона, столь тяжелые для исполнения, лишавшие человека столь дорогой ему свободы нравственного развития (восстановленной христианством) и не дававшие при самом точном исполнении их душевного удовлетворения. При таком понимании настоящего места пророк Иезекииль предвосхитил бы взгляды Апостола Павла на обрядовый закон, который по нему “привниде, да умножится преступление” (К Римлянам 5:20). За такое понимание говорит и мягкость выражений пророка об этих учреждениях: “недобрые” (не “злые”), “от которых они не могли быть живы” (не “должны были умереть”). Выставляемое против этого понимания возражение, что в таком случае к недобрым учреждениям должна быть отнесена и суббота, закон о которой один из важнейших обрядовых законов, между тем сам пророк ставит его между законами, дающими жизнь (ст. 20-21), это возражение (Кейля) несостоятельно, ибо суббота древнее Моисеевых законов.