Екклесиаст 2:2
Но и эта попытка кончилась неудачей. Беспечная веселость, забавляющаяся в сущности ничтожными и пошлыми вещами, не более как глупость и не может дать чего-нибудь положительного для человеческого счастья. Смех и веселье представляются здесь в образе лиц, к которым Екклезиаст обращается с речью. Следует переводить: "смеху сказал я: глупость! и веселью: что оно делает". Слав. - Смеху рекох: погрешение, и веселию: что се твориши.